• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Semantics (список заголовков)
08:56 

Мое интервью с Аланом Рикманом

Ура!!! Я просто, просто не могу скрыть свою радость! Вышло мое долгожданное интервью. Интервью-мечта. Сбывшаяся мечта! Когда я ехала беседовать с этим человеком в Лондон, я очень волновалась. Я знаю о нем очень много, проштудировала все существующие интервью, и мне хотелось спросить его обо всем! Потому что...скорее всего, это единственный шанс в моей жизни. Долгожданный. Желанный. Неповторимый. Я знала, что могу вообще впасть в ступор под гипнозом этого голоса и взгляда. Почти впала:) Но я все время повторяла себе: "Наташа, ты тут журналист. Задвинь свои чувства подальше" Было трудно, особенно когда в начале он спросил своим тягучим невозможным голосом: "Как добрались? Как вам погода?" "Типично английская", - пролепетала я. "Простите нас за это", - улыбнулся он, а я чуть не умерла сразу и навсегда:) А в конце интервью я вытащила свою книжку, посвященную ему, а он вскинул брови: "О, да у меня такая есть дома, я ее помню". И тут я умерла второй раз. В общем вот оно, наше интервью, которое я сама не знаю как взяла в обморочном состоянии:)

www.novayagazeta.ru/arts/70234.html

12:25 

Неугомонная ваша сестра, я, опять пустилась в авантюры и приключения:) Не сидится мне, не лежится мне, не работается. Неделю назад вернулась из Лондона, где брала 30-минутное интервью у мистера Рикмана. И вот небольшой отчет о проделанной работе:)
Нет, не отчет, а терапия:) Я уже не первый раз так лечусь. Чтобы легче пережить вот эти самые трудные дни после, надо написать. Правда, в этот раз и это почти не помогает. Итак, с чего все началось? А началось все с того, что на фестивале в Быдгоще и в Джиффони я увидела, что у АР нельзя взять интервью, если нет предварительной договоренности с агентами. И вот тут начался квест: найди агентов Рикмана:) Я написала письмо Мелани по почте, но ответа так и не получила. Между тем, я связалась с несколькими журналами и получила запросы на подобное интервью. С таким официальным запросом я и отправилась в агентство, показала удостоверение, официальный запрос и попросила контакты агента по связи с прессой. Думала, отправят меня на все 4 стороны. Но нет: девушка мило улыбнулась и выписала мне два адреса, с которыми я и вернулась домой. Я написала по полученному адресу и забыла об этом. Ну, потому что разве может выйти из такой затеи что-то серьезное? Разве может мистер Рикман дать вот так запросто интервью простой российской журналистке? И вдруг, через несколько дней мне в почту падает письмо: "А какое бы интервью вас устроило: по телефону или фейс-ту-фейс," Вот тут-то и началось самое невероятное. Попадание в другое измерение, в котором я теперь, видимо, и должна буду жить до скончания веков (или меня:). Я не поверила глазам, побежала к старшему сыну с просьбой перечитать письмо и сказать мне, что он там видит. Оказалось, что видит он то же самое - фейс-ту-фейс. Когда до меня наконец дошла вся глубина этого фейс-ту-фейс, я чуть не потеряла сознание от осознания:) И тут я подумала, как бы мне не оказаться тем самым дедом, который попросил у рыбки слишком многого и остался ни с чем. Может, стоит все-таки умерить свои желания и поговорить с Аланом по телефону, и на том успокоиться? Метания мои продолжались часа три... Но по совету друзей и родных, которые, надо отдать им должное, очень меня поддерживали в моих безумствах ( не знаю уж, чем я все это заслужила) после всяческих терзаний, дрожащими пальцами я набила-таки ответ: "Если есть такая возможность, то мы бы предпочли фейс-ту-фейс интервью, потому что хотелось бы подробно обсудить с мистером Рикманом следующие вопросы" И дальше шел список того, что я намеревалась с ним "обсудить" в преддверии выхода на двд фильма "A Little Chaos". Дрожа всеми фибрами (чем бы они там ни были), я нажала на кнопку "отправить" и замерла. Теперь я уже не могла думать ни о чем другом, я проверяла почту каждые 5 минут, но ответ пришел только через мучительные три дня. И был он краток. "Скажите, - вопрошали меня, - а есть ли журналисты от вашего журнала вот прямо сейчас в Лондоне?" В ответ я написала, что журналист, собственно, это я и есть, и я сейчас вовсе даже не там, но примчусь в любой момент, какой только назначите. На том конце электронной почты задумались еще на три дня:) Надо сказать, что все эти ожидания были очень нервными и давались нелегко. Но как же я прыгала, когда пришло следующее письмо: "Думаю, что мистер Рикман сможет встретиться с Вами на следующей неделе. Какой день вас устроит?" Какой день? Они меня еще и спрашивают? Да любой день! Любое время дня и ночи:) С ночью я, конечно, загнула:) Но я упорно стараюсь держать деловой тон переписки и пишу, что начиная со среды меня устроит любой день на следующей неделе, если это удобно мистеру Рикману. Вот начиная с этого момента я поделилась своими переживаниями с некоторыми друзьями, и дальше откачивали меня уже они. За что им большое спасибо, потому что я то впадала в состояние эйфории, то пугалась, что ничего не будет, и все отменится, и вообще - фраза "думаю, что мистер Рикман может встретиться" ни о чем не говорит, потом что это же ассистентка думает. А что думает сам мистер? В таком нервозном состоянии прошло еще несколько дней, а друзья убеждали меня, что, раз я уже так далеко зашла, то точно все получится наилучшим образом. И вуаля - письмо: "В среду 26.08 мистер Рикман будет ожидать Вас в 12ч в библиотеке отеля Ковент Гарден" В тот же день я купила билеты, забронировала номер в гостинице и, разумеется, стала трястись дальше, потому что мне мерещились всякие письма с отказами. Потому что не может же вот это все, что происходит, происходить на самом деле. Это сон, и сейчас он кончится. Но он все не кончался. Я напридумывала вопросов сама, попросила о помощи вас, а время неумолимо приближалось к часу Х, который и радовал, и пугал одновременно. Итак, накануне поездки я получила письмо с указаниями, что можно, что нельзя. В нем несколько раз строго повторялось, что фотографировать будет нельзя и что наше интервью продлится 30 минут. Во вторник 25-го я отправилась в аэропорт, но рейс задержали на 4 часа, и я очень радовалась, что лечу накануне великого события, а не день-в-день. На английской таможне тетушка долго меня выспрашивала, зачем это я прилетела всего на 3 дня, раз в прошлый раз была в Лондоне совсем недавно, месяц назад. Что это за туризм такой - 3 дня. Пришлось говорить ( по совету наших сопалатников), что мечтаю просто сходить в театр и долго ждала этого шанса. Про интервью мне посоветовали не упоминать: это все-таки не вписывается в туристическую визу. Лондон встретил традиционным проливным дождем и ледяным ветром. В среду утром меня трясло, и появились малодушные мысли сбежать, пока не поздно. То есть часть меня стремилась всей душой на Ковент Гарден, другая мечтала, поджав хвост, отсидеться в сторонке:) А еще я думала: вот моя мечта, сейчас она сбудется, и что же дальше? Как дальше жить, если сбылась мечта? Вооружившись диктофоном и зонтиком, я отправилась в назначенное место. Хорошо, что выехала заранее, потому что отель пришлось поискать, он был не на площади Ковент Гарден, где я ожидала его увидеть, а совсем на другой улице. Но Бьянка, ассистентка Алана, была так мила, что тут же объяснила, как пройти. Отель Ковент Гарден - совсем не большой, но очень помпезный, холл украшен зеркалами и гобеленами, золотая лестница наверх. Ко мне подошел швейцар и спросил, куда я направляюсь. "У меня здесь встреча" - пролепетала я. "С кем?" "С мистером Рикманом". Я сама-то понимала, что я говорю? Вряд ли:) Швейцар и бровью не повел: "Да, они уже наверху, давайте я вас провожу" Я попыталась сопротивляться, мол, мне велено ждать в холле, меня Бьянка должна встретить. "Пойдемте со мной, они в библиотеке". Ну я и поплелась, а ведь надеялась хотя бы зайти в дамскую комнату и причесаться после лондонского штормового ветра. На лестнице я, разумеется, оступилась и очень грациозно шлепнулась:) Швейцар, идущий впереди, оглянулся, улыбнулся и говорит: "Эх, надо было вас на лифте все=таки поднимать". Наверху он сразу же повел меня в раскрытые двери библиотеки, за которыми я, холодея все больше, услышала знакомый голос. Там шло предыдущее интервью. Точнее, в библиотеке было одновременно две встречи, в левой части комнаты АР беседовал с журналисткой, а в правой - за столом велись какие-то переговоры. АР поднял голову, посмотрел на меня, и продолжил общаться с репортером. Бьянка тут же вскочила и направилась ко мне. "Ой, вы так рано, но ничего, посидите здесь", - и вывела меня из комнаты, усадила на диванчик. "Чай, кофе?" "Нет, спасибо. Мне бы дамскую комнату".
Долго хожу вокруг да около продолжения, потому что начинается самое трудное. Дело в том, что вот меня спрашивают, во что был одет Алан, как он сидел, даже - как он пах. А я почти не могу ничего сказать:( Я не знаю, что это за эффект такой, гипнотизм, месмеризм или еще что-то, но когда ты рядом с ним, концентрироваться очень трудно, и все мои силы уходили только на то, чтобы "держать взгляд" и задавать вопросы. В какой-то момент интервью, когда он долго отвечал, одна мысль все-таки пробилась в моей голове сквозь сплошной туман: "Сконцентрируйся! Отведи взгляд от его глаз, посмотри на него целиком, ведь будут спрашивать, в чем он был". Вот тогда я на секунду вышла из этого загипнотизированного состояния кролика перед удавом и быстро скользнула взглядом по его фигуре, мозг успел выхватить: полосатые джинсы, черный пиджак. Все. Дальше опять гипнотическое марево: глаза и голос - больше ничего. Но начнем по порядку. Итак, от Алана вышла предыдущая журналистка, она улыбалась, значит ее не съели, все в порядке, подумала я. И тут же появилась Бьянка, которая звала меня внутрь. Мы зашли, я спросила, куда можно положить плащ и зонтик. Бьянка кивнула на диван. Алан сидел на другом низком диванчике у окна. При моем приближении встал и протянул руку. "Как дела?" "Прекрасно, спасибо" "Когда прилетели?" "Вчера вечером" "Вы первый раз в Лондоне?" "Нет, уже седьмой". Дежурные вопросы, но он задавал их так, будто ему действительно интересно. Тут я воспрянула духом и даже решила пошутить что-то про типичную английскую погоду. "Простите нас за это" - моментально среагировал Рикман и жестом показал мне мое место: напротив него, в кресле. между нами оказался низенький столик с графином воды и бокалами. Откуда-то материализовался тот самый швейцар с салфеткой на руке и застыл в ожидании. АР посмотрел на меня: "Чай, кофе?" "Нет, спасибо", - замотала я головой. Когда нервничаю не могу ничего ни пить, ни есть, а тут была еще опасность разлить весь этот чай-кофе, т.к. руки все-таки прилично дрожали. "Что, совсем ничего?" "Спасибо, ничего". Тогда швейцар налил Алану чай в чашку (думаю, он уже пил его до меня) и ретировался. А я, глубоко вздохнув, начала задавать вопросы.

Интервью я покажу вам чуть позже, после публикации. В конце я вытащила книжку, которую написала два года назад и посвятила АР. Я ее даже отправила ему тогда по почте. И вот, когда я ее вытащила из сумки, Алан говорит: "О, а я помню такую книжку. У меня она дома есть!" Ну, и расписался на двух экземплярах: для меня и для иллюстратора

16:12 

Окончание авантюры

И была ночь, и было утро. День второй
Еще перед поездкой мы списались с Анной. Анна – полька, живет в Варшаве. Но как только услышала о надвигающемся фестивале в Быдгоще, решила на него обязательно приехать, ведь не каждый день Рикман приезжает в твою родную страну, правда? А в Польше он вообще был первый раз. Конечно, Анна решила ехать, и я ее прекрасно понимаю. От Варшавы до Быдгоща 45 минут на самолете, 3,5 часа на машине или 5 часов на автобусе. Не так и далеко. Но была одна проблема. Как я уже писала, про участие в фестивале АР стало известно днем 3 ноября, а подать заявку на участие можно было до 3-го ноября включительно. То есть действовать надо было быстро и решительно. Я так и сделала, потому что вообще сначала делаю, а потом уже думаю, страдаю, ломаю руки и кусаю локти (у сломанных рук, видимо:) А вот Анна, наверное, затормозила, и. когда собралась купить входной билет на следующий день, оказалось, что продажа на сайте уже закончилась. Тогда она написала в огр-комитет, откуда ей вежливо ответили, что билетов нет и уже не будет, но что она может приехать просто так и за 15 минут до начала показа фильма попробовать купить билет на месте. Но пусть, мол, не обнадеживается, т.к. на «Небольшой беспорядок» очень много желающих, а мест в зале всего 1000. То же и насчет конференции – зал маленький, а желающих хоть отбавляй. В общем, Анна впала в отчаяние и уже хотела было отказаться от поездки, потому что это же 7 часов на поездку терять. Но тут мы на нее всем форумом стр394 накинулись, что, мол, как ты можешь сомневаться, когда он сам к вам в Польшу едет. Мы (во всяких там Европах-Азиях) о таком и мечтать не можем. Устыдившись, Анна все-таки решилась ехать, только попросила меня попробовать раздобыть ей билет пораньше, раз уж я там буду 2 дня. Поэтому мое утро второго дня с этого и началось – с раздобывания билета. Не такая это простая задача оказалась. Точнее, совсем даже невыполнимая. На ресепшене мне сказали, что никаких билетов у них нет: ни входных на целый день, ни на фильм, ни на конференцию. Попробуйте, говорят, перед фильмом за 15 минут. Потом увидели мой бейджик и говорят: «А Вы-то что волнуетесь: Вас и так должны пустить, если только журналистов очень много не набежит». От этих слов я что-то тоже занервничала, хотя до этого была абсолютно уверена, что со своей аккредитацией пройду спокойно. Так что ничего добыть для Анны у меня не получилось, о чем я ей сокрушенно и написала в смске. Но Анна, видно, по дороге уже нацелилась на победу любой ценой и прислала мне сообщение: «Я уже близко, через 10 минут буду, пойду ругаться с организаторами.»
Действительно, через 10 минут мы уже с Анной обнимались, а я делилась впечатлениями от первого дня. Затем Анна отправилась «ругаться», а я пошла прогуляться по Быдгощу, потому что до сих пор городок так и не видела, а на фотографиях он выглядел очень симпатично. Это старый средневековый город, который украшают здания в стиле фахверк, его еще называют «польской Венецией» за то, что он располагается на островах, соединенных живописными мостиками над каналами. Там есть и старинная водяная мельница, и скульптура канатоходца, балансирующая над рекой и крутящаяся от порывов ветра, да так, что кажется, это и впрямь канатоходец парит в воздухе. Здесь и фонтан «дети с гусем», и собор с чудотворной иконой. В общем, нагулявшись и проникнувшись красотой исторического места, я вернулась в Нову Оперу и обнаружила, что Анна благополучно выпросила себе дневной входной билет и теперь собирается использовать его по полной программе, посещая все возможные показы фестивальных фильмов. «Вот, - сказала она мне, - сейчас как раз должен начаться русский документальный фильм. Давай сходим!» Я согласилась. Фильм назывался «Кровь» и рассказывал о том, как бригада врачей ездит по ленинградской области по промышленным районам и собирает донорскую кровь. Все как есть: показаны давно не работающие фабрики и заводы, где отгораживают угол, превращая его в амбулаторию. И там же, в антисанитарии берут кровь, как выписывают донорам по 700 рублей "не как вознаграждение, а на питание". Как в этих городках и деревушках приходят доноры, и их спрашивают: "Где работаешь?" "Нигде" "Почему?" "Нет работы. Халтурю поманеньку". А женщину-донора, которой стало плохо, просто кладут на пол приходить в себя - больше некуда. Тут и жизнь самих этих врачей... В общем, гнетуще, да. А в конце - банкетный зал и награждение этой бригады врачей за благое дело, где какой-то чиновник говорит: "Мы вас награждаем за ваш труд, тяжелый и ежедневный, которого никто не видит". Автор не делает выводов. Просто показывает. После показа было обсуждение. Международное жюри высоко оценило это картину, она получила какую-то премию. А вот на вопрос из зала: "Почему же у вас такая богатая и огромная страна, а люди живут так плохо? И даже такое благое дело делается в таких ужасных условиях?" - никто так и не смог ответить...

После «Крови» Анна собралась посмотреть еще какой-то фильм, а я отправилась брать интервью у продюсера Эндрю МакДональда. Он оказался на удивление интересным собеседником, мы с ним поговорили о его фильмах, о планах на будущее, а потом переключились на разговоры про его - родную, а мою - просто любимую Шотландию, и болтали бы мы еще долго, но нас попросили освободить помещение для других интервью. Тем временем, дело приближалось к 17ч, то есть скоро должен был начаться показ «Небольшого беспорядка». Анна продолжала сильно нервничать, ведь ей сказали, что в зал будут сначала пускать людей по заявкам (которые успели ее подать до 3 ноября и получили бейджики), потом таких вот, как я, с аккредитацией, а уж потом только, на свободные места, таких, как она – с билетом на день. Но, видимо, всех рикманьяков все-таки объединяет определенный авантюризм в крови, потому что вдруг Анна отозвала меня в сторону и заговорщицким шепотом сказала:
-Слушай, я тебе сейчас предложу одну вещь. Ты можешь не соглашаться, и я даже очень хорошо тебя пойму, если ты откажешься, потому что предложение мое немного… незаконное.
- ???
- Давай, - продолжает она, - ты по своей аккредитации зайдешь в зал. Потом отцепишь бейджик, положишь его в кошелек, вернешься на вход в зал и сделаешь вид, что забыла передать мне кошелек. А я достану бейдж и войду по нему. Охрана ведь не сверяет имена-фамилии, а фотографии на бейдже нет..
И смотрит на меня горящими глазами, полными надежды и сомнения. Ну, что мне было делать? Я, конечно, бросила тоскливый взгляд на нижнюю строчку на бейдже, где говорилось, что «за передачу бейджа другому лицу, аккредитация отбирается, а ее действие полностью останавливается», но все-таки кивнула: уж больно жалко выглядела Анна – очень она нервничала.
И вот, двери в зал распахнулись, и желающие стали заходить. Я сразу обратила внимание, что как-то не было толп, ломящихся в зал – люди спокойно входили по двое-трое, на аккредитации никто особо не смотрел, достаточно было помахать ею в воздухе. Когда дело дошло до Анны, охранник глянул на ее браслет-билет и спокойно пропустил в зал. Так что наш план не пригодился, к счастью. Мы преспокойненько сели на второй ряд по центру и огляделись. Удивительное дело, но зал был заполнен не полностью – верхние ряды вообще пустовали. Мы так и не поняли до самого конца: то ли организаторы перестраховались и продали в результате меньше билетов, чем могли, то ли не все купившие билеты в результате приехали, но факт оставался6 не было в зале не то что обещанных 3000 зрителей, не было и 1000.
Вскоре заиграла фестивальная музыка и на сцене появились ведущие. Они объявили специальный показ фильма (он не входил в конкурсную программу) и его прекрасного режиссера  Зал захлопал, застонал и заулюлюкал в предвкушение. АР не заставил долго ждать и торжественно явился из-за кулис. Он сказал всего несколько слов, причем, на этот раз останавливался буквально после каждых двух, давая возможность перевести. Он так и сказал: «Вчера я тут много наговорил со сцены по-английски, поэтому сегодня я решил делать паузу после каждого слова»;))
Надо сказать, что наш дорогой АР – очень и очень хитер. И не подставляется критикам, как наивные дурачки:))) Первым делом он сказал, что его фильм исторически недостоверен и потому совершенно непотопляем! А? Хитро? Попробуйте придеритесь, называется:) И пояснил: мол, женщин - архитекторов в те времена не было, а Людовик с ними не танцевал. И вообще, говорит, это фильм не исторический, а о любви. Смотрите и наслаждайтесь. И ушёл.. На самом деле, фильм до конца я так и не досмотрела:)) Там осталось 5 самых интересных минут, я их оставила себе на закуску когда-нибудь, когда фильм будет в прокате. Говорят, там АР танцует. Ну, и фонтан, наконец, достроен. Ну, что сказать? Смотрится хорошо. Сюжет - не шедевр. Король прекрасен:) Правда, в отличие от своих других ролей, АР тут почти не эмоционален: не бегает, не рвет на себе волосы, не плачет:)) Даже из-за смерти жены страдает величественно: сидит в уединенном садике с закрытыми глазами:) И все равно тут, конечно, типичный АР: и левая бровь взлетает, куда надо, и длинные театрально-драматические паузы между словами:)) Костюмы, грим, декорации - все на высоте. Красивый фильм. Работа оператора шикарна - много внимания деталям. А сама история? Ну, собственно, как бы сказали некоторые "ничего нового":)) Сюжет такой: Молодая мадам-архитектор и садовник приезжает наниматься на работу в Версаль. Сначала ее не берут, потом берут. Главный архитектор передумал (во-первых, талантливые чертежи, во-вторых очаровательная женщина, ну и его поразило, что она подвинула горшок с цветком в саду - потому что в широком платье женщинам там было не пройти. Дальше у них - роман. Жена строит козни, из-за которых героине Уинслет и пришлось купаться в ледяной воде. Короля, к счастью, довольно много: то там пройдет, то сям посидит:) Над сценой в садике, где Sabine De Barra не узнала короля, приняв его за главного садовника, смеялся весь зал. В общем, поклонникам - рекомендуется настоятельно к просмотру. Не поклонники, боюсь, могут все-таки потопить "непотопляемый" фильм:))

Вот я пишу, и все мне кажется, что пишу не так и не о том... То есть я описываю верхнюю часть айсберга то, что на поверхности. А как передать то, что не видно? Как рассказать о том, что сердце выпрыгивало, как только АР поворачивался в профиль или рассеянно вдруг скользил по тебе глазами? Как описать счастья от простого нахождения с ним в одной комнате? Не знаю... Все слова будут слишком банальны. Даже в стихах:)) Может, когда-нибудь потом, когда буря уляжется, волны утихомирятся, и внутри наступит штиль, может, тогда я напишу свою самую лучшую повесть о подростковом увлечении или, наоборот, о зрелой любви... А может, это будет какое-нибудь щемящее стихотворение или веселая песенка, или вообще - рассказ о чем-нибудь совсем-совсем другом. Но оно обязательно во что-то должно вылиться, это чувство, которое я пока не могу описать словами. И поэтому пока я просто продолжаю рассказывать факты

Из зала я ушла минут за 5 до конца фильма, чтобы успеть занять очередь на вход в комнату для конференции. Там уже собралась приличная толпа, но опять не было того количества народу, что я ожидала. Скоро начали пускать внутрь, подтянулись остальные, после показа фильма. Прибежала взмыленная Анна, которая все-таки досмотрела кино до конца и рассказала, что там, в конце, потрясающая сцена с танцующим королем. Теперь мечтаю это увидеть:) Мы расселись в комнате, расторопная Анна заняла нам место опять во втором ряду по центру. Пришел переводчик, а еще через пару минут и Алан. Он сел, открыл бутылку с водой и пристально осмотрел зал. Потом как-то горько улыбнулся и сказал: "Вы здесь все такие молодые!" Вообще, на конференции он показался мне уставшим и сосредоточенным. Нет, он, конечно, тоже временами шутил и смеялся, но как-то не было того итальянского летнего задора, который был в прошлый раз. Переводчик и ведущий встречи принял очень правильное решение: не переводить ничего на польский. Он спросил у зала, есть ли такие, кто не понимают по-английски. Поднялось руки 2-3. Этим людям он посоветовал повернуться к соседу справа или слева и у него уточнить, о чем тут идет речь. АР на это покачал головой, не знаю уж, о чем он там подумал:) Начали сразу с вопросов, они были разные. Спрашивали и про "Небольшой беспорядок", и про прошлые роли, переводчик не удержался и задал вопрос про злодейские роли, но ответ как -то перешел на обсуждение Распутина. О нем АР сказал, что вот живи Распутин сейчас, отношение к нему было бы совсем другим, он бы зарабатывал много денег как известный целитель и гипнотизер. Отвечал АР, как обычно, только на те вопросы, на которые хотел, а от ответов на другие старательно увиливал, оставляя шлейф загадочности и недосказанности. Так вот и с моим вопросом про "Пыль". В ответ на вопрос: "О чем же все-таки этот короткий фильм", АР сначала как бы даже упрекнул меня: "Вы задаете вопрос про "Пыль" здесь? В аудитории, где его, кроме вас, вряд ли кто-то видел?!?" Мне стало стыдно. Но тут поднялись две руки в поддержку - и девушки сказали, что тоже смотрели этот фильм. Пришлось ему отвечать. Но как! Он сказал, как обычно, что не любит однозначности, что ему нравится провоцировать зрителя на размышления, что должна быть недосказанность. И вдруг неожиданно обратился ко мне со встречным вопросом: "А сами-то Вы что думаете?" Ох:((( Я многое хотела сказать... Например, что считаю тут главным - волшебство, желание вернуться в детство, что прикосновение к детству дает крылья, ну, и еще разные мысли. Но я понимала, что сейчас не тот формат, чтобы вот так вот тут делиться... Поэтому просто сказала, что у меня очень много разных мыслей по поводу этого фильма. Так вот мы и поговорили. Ни о чем:( Жалею, честно говоря... На второй мой вопрос он ответил гораздо полнее. Вопрос был про то, как она набирал актеров для фильма. Он отвеал долго, но суть сводится к тому, что достаточно было "набрать" Кейт Уинслет, а остальные как-то "набрались" сами. И снова это потрясающее чувство, когда он смотрит тебе в глаза, отвечая на вопрос... Нет, не передать...
Думаю, скоро будет перевод хотя бы той части конференции, которую удалось записать, поэтому не буду подробнее. После конференции, когда ведущий сказал, что вот так незаметно пролетел целый час, и пора расходиться, Алан встал и стремительно направился к выходу. За ним устремились молодые люди. Они доставали из сумок книги и фотографии, перепрыгивали через ряды кресел лишь бы успеть. Но Алан не остановился, а на просьбы и стоны что-нибудь подписать, только покачал головой. Очень быстро охранники помогли ему выбраться из зала и увели куда-то за закрытые двери. Снаружи остался квадратный охранник, он пытался объяснить девушкам и юношам, что АР больше не выйдет и ждать его бесполезно. Но они все равно остались ждать у этой двери. Не знаю уж, сколько они там простояли, но делали они это, конечно, совершенно напрасно, потому что когда я через полчаса уходила из здания Оперы Новы, я проходила мимо ресторана совершенно в другом здании, где вовсю шел банкет. И АР с бокалом вина оживленно разговаривал с другими режиссерами. Вот так и закончился второй день моего пребывания в Быдгоще. Про третий я уже писать не буду, потому что весь день в ожидании обратного рейса я гуляла по средневековым улочкам и предавалась приятным воспоминаниям:)

12:44 

Собралась все-таки написать. Надо это как-то от себя отпустить и жить дальше, потому что очень тяжело выходить из сказки, хочется остаться там навсегда, а надо как-то работать, писать и просто жить.
Мое путешествие началось в субботу рано утром. Простившись с семьей и оставив последние наставления детям, я отправилась в аэропорт. Меня терзали сомнения и угрызения, что, вот, опять я бросила семью, понеслась не весть куда и еще неизвестно - ради чего. Потому что полной уверенности в том, что я попаду в Нову Оперу у меня не было, ведь аккредитацию мне так и не дали, правда, обещали дать по приезду. Надо сказать, что в этот раз я не стала экспериментировать с разными видами транспорта и купила билеты на самолет с пересадкой в Варшаве на местный маленький самолетик. В Варшаве загрузилась в крошечное воздушное судно, на каком еще никогда не летала, и сразу ощутила себя в фестивальной обстановке, потому что в самолете все летели явно на тот же самый фестиваль. Люди кино приветствовали друг друга, а я чувствовала себя чужой на этом празднике жизни. Долетели до Быдгоща благополучно. Багаж получать было не нужно, поэтому я сразу отправилась в гостиницу. Я выбрала недорогой отельчик, поэтому он оказался на самой окраине Быгдоща, в окружении соснового бора. Окружение мне понравилось. Однако, уже начало смеркаться, хоть и было еще только 16 часов вечера, но день стоял пасмурный, и сумерки не заставили себя долго ждать. Сначала я вознамерилась было идти до Новой Оперы пешком, но молодой человек на ресепшене разве что не покрутил пальцем у виска, объяснив, что идти пешком до глубокой ночи, и вызвал такси. Такси в Быдгоще быстрые и недорогие, а таксисты понимают по-английски, что не могло не радовать. И так, минут через 15 мы прибыли к зданию Нова Опера. Небольшой экскурс в историю. Здание это начало строиться еще в 70-е годы 20-го века, но не было построено вовремя и превратилось в один из самых известных мировых культурных долгостроев. Завершено строительство было уже в следующем веке. Сам дом напоминает три консервные банки, соединенные между собой внутренними переходами, поэтому внутри очень легко заблудиться, как в лабиринте, что я благополучно и сделала на следующий день. Выйдя из такси, я полюбовалась снаружи на Нову Оперу и пошла любоваться ею внутри. Но для начала мне надо было получить аккредитацию.
Надо сказать, в орг-комитете меня не обманули, когда написали, что проблем с аккредитацией не будет, и я смогу получить ее на месте. Действительно, выдали без проблем: мое имя было в списке. На самом деле, мне очень повезло, что про фестиваль я узнала днем 3-го ноября, ведь подать заявку на аккредитацию можно было до 3-го числа включительно, и я буквально запрыгнула в последний вагон отходящего поезда. По опыту Джиффони я уже знала, что где-то там должна быть комната для прессы, о чем и спросила у охранника. Который пристально изучил мой аккредитацию. Вот тут и начался «бардак», о котором меня предупреждал муж. Он говорил, что в Польше неразбериха не лучше нашей, и, в целом, оказался прав – никто ничего не знал. В зону прессы меня провожало трое и все махали руками в разные стороны. Но, как ни странно, до места назначения я добралась. И даже нашла «главного распорядителя». Собственно, у меня было к нему несколько вопросов: какие мероприятия с АР будут и как на них попасть. Ну, и еще один вопрос, ответ на который я знала, конечно, заранее, но все равно решила спросить. Так, на всякий случай. «Нельзя ли взять у АР отдельное интервью». Если на первые вопросы девушка отвечала спокойно и взвешено, то по поводу последнего по смотрела на меня как на умалишённую и замахала руками: «Вы что? Вы что? На такие эксклюзивные интервью нужно заранее брать разрешение у агентов АР. И то, это могут только самые известные СМИ. И вообще, с ним все интервью были расписаны чуть ли не за полгода» Глядя на мой поникший вид, девушка радостно затараторила: «Ну, что же Вы расстраиваетесь? У нас еще очень много интересных актеров, режиссеров и продюсеров, у которых можно взять интервью. Вот, выбирайте!» и протянула мне внушительный список с фамилиями. Отказываться было как-то неудобно, ну, что же я, скажу ей, что никто меня, журналиста из России, кроме Рикмана, не интересует?! А что тогда приехала в такую даль? Короче говоря, я выбрала себе из совершенно не известных мне фамилий одну, звучащую хотя бы отчасти знакомо Эндрю МакДональд. Решила, что на досуге, перед сном, почитаю про него в и-нете, ведь интервью должно было быть только завтра. Дальше девушка-распорядитель сказала мне, что на сегодня программа такая: в 18ч – открытие фестиваля, а потом показ нового фильма: «Imitation Game» с Бенедиктом Камембертчем в главной роли. И что я, мол, могу посетить эти мероприятия совершенно спокойно. Ну, я и отправилась искать главный зал. Думаю, все мероприятия с Рикманом только завтра, что же мне мешает сегодня посмотреть новый фильм, раз уж есть такая возможность. Поплутав по извилистым коридорам Новой Оперы и обнаружив два ресторана, я наконец-то нашла главный зал. На входе в зал гостей встречали добрые молодцы квадратной наружности и проверяли какие-то продолговатые билеты. У меня такого не было, и я затормозила. К квадратному охраннику я подходить побоялась и подошла к более миловидной девушке. Она мне объяснила. Что сейчас будут показывать фильм, а открытие фестиваля будет позже, часа через 2,5, и что на фильм пускают только «высоких гостей» по приглашениям. К высоким гостям я явно не относилась (ни в прямом, ни в переносном смыслах), поэтому грустно вздохнув, поплелась опять в комнату для прессы, чтобы залезть там в и-нет и почитать уже про этого МакДональда. Интернет работал отвратительно, я устала, и подумалось мне, а что, собственно, мне тут сегодня делать, если все равно все самое интересно, ради чего я приехала, начнется завтра? Лучше поеду-ка я в гостиницу, приму душ, высплюсь, а завтра уже с новыми силами и с мощным оборудованием приеду на фестиваль. Дело в том, что хороший фотоаппарат с мощным объективом, одолженный у мужа, диктофон и обычный фотоаппарат я оставила в гостинице заряжаться, наивно полагая, что сегодня снимать мне совершенно нечего. С собой у меня был только телефон. В общем, прикинув так и этак, я спустилась вниз, оделась и вышла на улицу. Там я решила кинуть прощальный взгляд на здание Новой Оперы, оглянулась и…. замерла! По фасаду здания, переливаясь и мигая, двигалась «бегущая строка»…
Она гласила: «На открытии фестиваля Camerimage премию Кеслёвского получит Алан Рикман»
Так открытие же сегодня! И куда же я иду? В общем, я, разумеется, дала задний ход, и, как в детской считалочке Майкла Розена «Идем ловить медведя» снова разделась, снова поднялась, снова по извилистым коридорам, мимо ресторана, мимо зала документального кино, мимо пресс-комнаты… и вот, я опять перед закрытыми дверями главного зала любуюсь крепкими квадратными здоровяками. Ну, думаю, время есть, а не выпить ли мне сока в кафе. Направляюсь в кафе и… замираю во второй раз, потому что практически утыкаюсь в спину… Римы! Пока я прихожу в себя от этого события, в голове медленно всплывает мысль: «Если здесь Рима, то, значит, где-то поблизости и Алан!» Оборачиваюсь. И точно – напротив Римы, немного в стороне, стоит АР и спокойненько о чем-то беседует с молодым человеком от фестиваля. Забегая вперед, скажу, что это был один из представителей организаторов фестиваля, довольно вредный тип. Но я, естественно, не вижу вокруг никого, кроме Алана. Пока вижу его со спины и тут же отмечаю новую короткую стрижку и огроменный рост, который мне было трудно оценить в предыдущий раз, т.к. я видела Алана либо на расстоянии, либо cидящим. Тут же он оказался от меня в каких-то пяти шагах и никуда не собирался уходить. Со всех сторон его фотографировали и снимали на камеры, поэтому я тоже достала единственное, что у меня было – телефон. Конечно же, я ужасно пожалела о невозможности призвать к себе заклинанием хороший мужнин фотоаппарат или, на худой конец, мою «мыльницу». Алан совершенно не возражал, что его снимают. Единственный момент, когда он казался недовольным, когда девушка-журналистка собралась брать у него интервью в фойе перед залом и велела оператору врубить свет. Тот включил на полную яркость осветитель, и свет ударил прямо Алану в глаза. Он зажмурился, закрыл глаза рукой и поспешно передвинулся в другое место. Девушка очень сильно извинялась, на нее было больно смотреть, как ей было неудобно перед ним. Интервью свернули, она его возьмет позже, после церемонии. А Алан вместе с Римой и вредным организатором переместились в буфет. Куда, конечно же, последовала за ними и я
В буфете я пристроилась за крайним свободным столиком и, делая вид, что изучаю узор на стенах, люстру на потолке, расстояние между столами и количество присутствующих, оценила обстановку. До объекта Х было шагов 10, объект продолжал непринужденный разговор в компании организатора и Римы, но вскоре с радостными восклицаниями к ним присоединились Стивен Далдри с сыном (?) До меня долетали лишь отдельные слова. Но представьте себе, это были слова, сказанные неповторимым глубоким голосом! Даже на расстоянии в ползала Голос делает что-то невероятное, от чего мурашки бегают по спине, руки дрожат… Ну, пожалуй, дальше описывать не буду – увлекусь Поэтому снова – к фактам. Так вот они стояли и весело беседовали, периодически похлопывая друг друга по спине, сгибаясь пополам от какой-то наиболее удачной шутки. И тут Рима, грациозно махнув рукой, скидывает на пол несколько фужеров с фуршетного столика. Надо было видеть ее лицо – растерянное, испуганное. Она вопросительно посмотрела на АР, мол, что делать-то? Тот величественно тряхнул отстриженной шевелюрой, осведомился у своей леди, все ли с ней ОК, а потом так аккуратненько носочком ботинка замел осколки под длинную скатерть столика, после чего сделал невинный вид и продолжил болтать как ни в чем не бывало.
А ко мне в этот момент за столик пристроилась девушка с фотоаппаратом. Очень уж хорошая позиция и дислокация там была.
Я давно уже не верю в случайности. Так вот и с этой девушкой получилось. Но обо всем по порядку. Как раз когда она ко мне присоседилась, я решила поставить на своем телефоне режим видеосъемки и снимать все подряд. АР, конечно же, видел мои ухищрения. И мне кажется, что даже вот тот жест на видео, где он берет что-то воображаемое и с силой швыряет его об пол, относится именно к моему телефону, потому что именно в мою сторону они со Стивеном посмотрели за секунду до этого… Но, возможно, я уже фантазирую, не знаю. Во всяком случае, ничего он мне не сказал, и фирменный «убийственный» взгляд не послал в мою сторону. А между тем моя соседка сражалась со своим фотоаппаратом, поэтому на видео записались ее стоны, что у нее ничего не работает, изображение трясется и вообще ее убьют родители. Я, конечно, не могла оставаться безучастной и с сожалением оторвалась от созерцания АР, чтобы посочувствовать. Выяснилось, что девушку зовут Королина, и она тоже от фестиваля приставлена сопровождающей как раз к Стивену Далдри и буквально через несколько минут должна вести его в зал, где его и будут награждать. Мы даже успели обменяться адресами, она попросила прислать ей видео, потому что на свой фотоаппарат она так ничего и не сняла. В это время Стивен с сыном отошли от АР, Каролина устремилась за ними, а к Алану, воспользовавшись его одиночеством, тут же бросилась группа молодых людей. Яркая девица в красном платье спросила: «А можно сфотографировать?» «Пожалуйста!» - великодушно согласился АР. Девица уже было радостно пристроилась с ним рядом, как тут он поднял указательный палец и помахивая им перед носом девицы заявил: «Нет, нет, нет! Вы не можете фотографироваться со мной, вы можете сфотографировать меня!» Лица молодых людей погрустнели, но они сделали несколько фоток. Тут уж подскочила и я и, перестав строить из себя папарацци, сделала вполне себе официальную фотографию с высочайшего позволения. Причем, поскольку, это все-таки рядовой телефон, фотография вышла только с третьего раза. Сначала АР встал в эффектную позу и устремил на меня эффектный взгляд. Фотография получилась размытая. Поэтому я, извинившись, нацелилась еще раз. АР улыбнулся. Но фотка снова расплылась. Еще раз промямлив, что я очень-очень сорри, я нажала на кнопку в третий раз. Фотография удалась, но Алан уже не улыбался
И тут, наконец, двери в центральный зал открылись, к АР и Риме подошел «вредный» организатор, к Далдри – Каролина, и все они дружной процессией направились в зал. Больше туда почему-то никто не направился и позже я поняла, что больше туда никого и не пускали, потому что зал оставался полным с показа фильма. Я же просто пошла за ними, рядом с Каролиной. Каролина усадила своих подопечных и встала на ступеньки в проходе, объяснив мне, что ей еще придется их потом вызывать на сцену. АР и Рима тоже уселись, причем АР на крайнее сидение рядом с проходом. Наверное, чтобы потом долго не вылезать, когда придется идти на сцену. Поскольку зал был полон и сесть было некуда, я решила остаться здесь же, на ступеньках, прямо рядом с ним. Так вот и получилось, что я устроилась фактически на расстоянии вытянутой руки от него и, конечно, все 2 часа, что длилась церемония открытия фестиваля и награждения смотрела отнюдь не на сцену. Алан достал из кармана маленький клочок бумажки и, пока не погасили свет, почитал его, потом всю церемонию комкал в кулаке. Это была его заготовленная речь. Церемония была довольно скучная: под музыку перечисляли фамилии жюри конкурса, аудитория аплодировала. АР и Рима ни разу не похлопали, кстати. Алан подкашливал и выглядел расслабленно-уставшим, пару раз прикрывал глаза, пару раз наклонялся к Риме, что-то шептал ей на ухо. Пару раз они с Римой встали, выпуская кого-то из своего ряда. А оставшуюся часть вечера просто спокойно и беспристрастно смотрел на сцену, ни разу, кстати, не улыбнувшись. Оживился он только когда на сцену вызвали Далдри. Вот тут он уже и похлопал и поулыбался. Потом включили ролик с ролями Алана. Он, конечно, смотрел, но лицо выражало недовольство, и у Римы тоже. Ну, мы же с вами знаем, что он не любит смотреть фильмы со своим участием, вот эта нелюбовь очень явно читалась на его лице. И когда он вышел на сцену, он опять об этом сказал. Да, когда его вызвали на сцену, он преобразился: из уставшего человека сразу превратился в бодрого, сияющего и остроумного. Вышел на сцену, прочитал речь. Ну, не буду пересказывать: все вы слышали и видели этот смешной момент с переводчиком, которому пришлось переводить огромный кусок текста, потому что Алан забыл остановиться вовремя. А Алан за это потом в шутку протянул ему свою награду-лягушку. Кстати, об этом эпизоде он вспомнит еще на следующий день, во время представления своей картины.
После награждения АР уже не вернулся на свое место, а скрылся за кулисами. К Риме же подсела Каролина и объяснила, что сейчас у него берут интервью в фойе, а она сможет присоединиться к нему позже. Рима кивнула. Я же решила, что в зале мне делать больше нечего и вышла в фойе. Там действительно у АР брали интервью: сначала та журналистка, что ослепила его до церемонии, потом еще несколько польских ТВ каналов, а потом Алана усадили на некое подобие сцены, и взяли у него длинное интервью для центрального канала. Интервью брала самая известная (как мне позже объяснили) телеведущая Польши, Grażyna Torbicka.
Я ничего не могла с собой поделать, поэтому, стараясь, конечно, не попадать на глаза часто, все равно не выпускала его из поля зрения. Ну как можно оторваться, если шанс видеть его так редок и драгоценен?! Я просто была счастлива, что нахожусь так близко, что могу ловить (хоть на расстоянии) слова и интонации, запоминать выражение лица, глаз, изгиб губ. Мне хотелось сфотографировать это все в своей памяти, а не фотоаппаратом. Я не знаю, выпадет ли когда-нибудь подобный шанс, поэтому мне хотелось остановить мгновение, хотя бы внутри самой себя.
Вот так, видимо, я и попала случайно в кадр:)))
А потом опять вышла Рима, они выпили по бокалу вина и отправились в зал смотреть следующий фильм. А я поехала в гостиницу, потому что времени было уже 23 часа, а по московскому и вовсе - 1 час ночи, и я решила, что завтра мне еще понадобятся все мои силы. А на сегодня счастья мне хватит:) Донести бы его еще до дома:)

00:13 

Пока пишу вторую часть, поделюсь с вами еще своей "снейповской" коллекцией:)) Одна кукла сделана вашей матерью-наместницей:) Другие- из разных источников. Но все - подарки:) Учебник зельеварения приобретен у его создательницы, а палочка - в магазине волшебных палочек в Лондоне.

00:03 

Добрый вечер, дорогие снейпоманки:) Сестры? Буду привыкать к такому обращению:)
Вот, попросили меня рассказать о моих авантюрных приключениях. Рассказываю. На самом деле, началось все еще летом, поэтому расскажу в хронологическом порядке.
Авантюра №1
Вообще, все это авантюра с самого начала и до конца. Когда я узнала, что будет фестиваль в Италии, а я в это время должна быть в Испании на отдыхе, я подумала, что ведь они не так друг от друга далеко:) И вряд ли я когда-то окажусь к Алану ближе. Да и, к моему удивлению, муж меня поддержал, согласившись остаться в Испании с детьми на время моего рывка в Италию:) И вот, мои авантюрные шарики с роликами закрутились-завертелись... Можно было поехать просто так, конечно, но, почитав всякие форумы про фестиваль, я поняла, что просто так я ничего не увижу - просто так никуда не пускают, и позже я в этом еще раз убедилась.

Стала я думать дальше, я же все-таки писатель, в голове крутились разные сценарии, один невероятнее другого, но ничего толкового не придумывалось. И тут неожиданно подвернулась встреча выпускников школы. И на ней был мой одноклассник, который теперь - главред журнала "Афиша". А на сайте фестиваля сказано, что можно получить аккредитацию прессы, если у вас будет письмо от главреда культурной газеты или журнала. Ну, я его и попросила. Думала, ничего не выйдет, они там не всем аккредитацию дают, а еще долго рассматривают, подходишь ли ты. Я получила свою только за 5 дней до поездки. Но все равно сомневалась, что что-то из этого выйдет - на сайте написано, что журналистов пускают не на все мероприятия, а только на те, где не очень много народу. Но с моральной поддержкой других рикманьяков я решила ехать! Путешествие было сложное - из Барселоны до Неаполя на самолете, потом поездом - до Салерно, а оттуда еще надо было как-то до Джиффони добраться, а как- я не знала. В общем, когда я туда все-таки добралась (со всякими приключениями, о которых можно говорить отдельно и подробно), я подумала, что зря приехала. Во-первых, я еле добралась под проливным дождем. По-английски никто не говорит:( Гостиницу найти я не смогла и решила хотя бы добраться до самого места фестиваля, но и тут все оказалось не просто – деревушка Джиффони находится далеко в горах, общественный транспорт туда не идет, а фестивальный шаттл я не нашла, пришлось брать такси. В пресс-службе фестиваля по-английски худо-бедно говорили, и тут же «обрадовали» меня, что не всех журналистов пускают у звездам, потому что «вас тут слишком много». Думаю, не сложно представить мое состояние. Но тут случилось первое чудо - хозяин моего отеля сам меня нашел: позвонил, а потом и встретил на машине, обогрел, накормил и все рассказал, где что находится. Я сразу прониклась любовью к итальянцам. И с этого момента все пошло как в сказке:)
Передохнув в номере, я зашла на сайт стр394, где и пожаловалась на свои перипетии и отчаяние. Умные люди посоветовали поискать других журналистов, говорящих по-английски, которые обязательно должны подсказать, как действовать. Я ведь на таком мероприятии впервые, не говоря уж о том, что роль прессы я тоже исполняю не каждый день. И вот, на следующее утро, в день X, я нашла-таки фестивальный шаттл. И пока я его ждала, увидела девушку с бейджиком «пресса» на груди. И о чудо, она говорила по-английски. Плохо. Но все же.
Кое-как она объяснила мне, что на фестивале действует так называемая «зона для прессы», о которой накануне в пресс-службе мне почему-то никто не рассказал. Там наконец-то я нашла людей, которые все мне объяснили. Одна чудесная журналистка-итальянка, очевидно, глядя на мой растерянный вид, взяла меня под крыло на весь день и рассказала, куда идти, где регистрироваться... Там перед каждым мероприятием надо было пройти регистрацию и прийти заранее, чтобы успеть проскочить вовремя внутрь - до актера. Потом не пускают уже. Если бы не она, я бы никуда точно не попала. А она мне еще и переводила все, что говорилось, с итальянского. Спасибо ей большое. Сначала было мероприятие "Встреча с талантом" или "Meet and greet". На это мероприятие билеты разлетелись за 4 минуты, их не продавали, а надо было караулить в и-нете. Нас (прессу) запустили на самый последний ряд и велели по залу не ходить, к актеру не приставать:) А только слушать и фотографировать:) Но с последнего ряда особо не нафотографируешь. Зал был полный. В основном, очень юные ребята и совсем дети. Под звуки музыки почему-то Шостаковича появился Алан. Мое сердце подскочило куда-то в голову, и там и осталось до сих пор:)) Сразу начали с вопросов. Интересные были. Дети, конечно, в основном, спрашивали про Снейпа. Типичные вопросы: - Похожи ли вы на своего героя? Хотели бы изменить концовку книги и фильма? Правда ли что самое главное в этом фильме - любовь? Алан, кстати, похвалил за этот вопрос. Смогли ли бы вы играть в квиддич? Как такой злой персонаж мог спасать Гарри? На это Алан очень терпеливо, как всегда, объяснил, что он не судит своих героев. Что мне запомнилось из вопросов: Когда Вы были ребенком, вы любили искусство и дизайн, а потом поменяли увлечения на театр. Алан: Я не люблю тиранию образования за то, что уже в 14-16 лет ты должен выбрать свой жизненный путь. Это не правильно. Но вы должны все запомнить: Меняться никогда не поздно! Еще очень понравился его ответ, когда его спросили: - Кого бы вы хотели сыграть в своей жизни? Он сказал: Сложно ответить, я не могу заранее говорить про персонажа, которого не прочувствовал. "I want to be the victim of somebody else's imagination" Написала по-английски, т.к. в переводе не так классно:) Я хочу быть жертвой чужого воображения:) В общем, дети молодцы, вопросы были не только про ГП, были даже про Реальную любовь - что он думает о своей роли, как оценивает:) Он смешно ответил: женщины и мужчины по-разному ее оценивают. Вот вы - как? Девушка смутилась. Вот. Это было первое мероприятие. Потом, как объяснила моя заботливая итальянка, АР пошел на ланч. Ну, и я перекусила:) После ланча должна была быть пресс-конференция. И это самое-самое замечательное в моей поездке! Народу было мало - человек 20, сидели мы все в маленькой комнате, т.е. совсем близко, я – на 2-м ряду. Нас, правда, предупредили, что фотографировать нельзя, видео - нельзя, подходить нельзя. В конце я все-таки хотела подойти и отдать заготовленный маленький презент - мне преградил дорогу огромный телохранитель и сказал "нон-пермиссимо" или как-то так - я в итальянском не сильна:( Пришлось ретироваться.
Но самое, самое главное!!! Я задала вопрос! И это было потрясающе!!! Представляете, это же Алан - он, когда на вопрос отвечает, смотрит только на тебя. Глаза-в-глаза. Я просто растворилась в его взгляде. И он улыбался все время. Вообще с моим вопросом вышло очень смешно. Все же спрашивали по-итальянски. Мне вообще кажется, что там такая пресса, как я, одна была. Иностранная (да еще и фальшивая). А я спросила по-английски. А переводчик по инерции стал переводить с английского на английский:)) Алан так смеялся!!! Смотрел на меня и смеялся. Я думала, там я и умру - от счастья:) Алан сказал: "Я ВСЕ понял!!!" и засмеялся - и мы все тоже:)
В общем, заготовлено у меня было 6 вопросов, и я все никак не могла выбрать... Сидела и мучилась. Хотела про Даст спросить, что он о нем думает, но не решилась... Вдруг он бы сказала, что это зритель сам должен решать... Теперь жалею, надо было про Даст. А я спросила про театральные планы на будущее и (т.к. фестиваль детского кино), как он считает, отличается ли игра для детской аудитории от игры для взрослой.
Про планы он сказал туманно, что он всегда очень рад театральным проектам, но сейчас занят своим фильмом и у него нет возможности, но он очень хочет, т.к. театр для него - это религия.
А про игру для разных аудиторий - тоже туманно в своей манере, что ему в любой аудитории важно почувствовать ответную наполненную тишину, что актер - это мост между историей и зрителем, и не важно, какого возраста этот зритель. Это личность в любом случае.
Забыла очень важную деталь: на первом мероприятии зал был переполнен, а актер на сцене должен был сидеть. И Алана усадили. Но он увидел, что задние ряды встают, чтобы хоть что-то видеть. И говори: Вам там не видно, сзади? Давайте я встану! И стоял до самого конца!!! Вот для меня это было очень важно! Да, а потом нас охранники быстренько выставили, оставив только тележурналистов с огромными камерами, что там они делали с ним - не знаю. А мы все гуськом (пресса):) пошли на третье мероприятие - встреча с детским жюри. Это тоже было здорово! Наверное, Алан устал - столько вопросов за один день. Но дети его тоже спрашивали. Дети были отовсюду: Армения, Австралия, Америка, Венесуэлла. И такие вопросы умные задавали. Он их хвалил. Особенно ему вопрос понравился мальчика одного. Он спросил: зависит ли игра актера от того режиссера, с которым приходится работать? Алан сказал, что это очень умный вопрос и над ним интересно поразмышлять. Рассказал, что он рад, что с Патрисом Леконтом встретился не в начале карьеры, а только сейчас, потому что Леконт оставляет камеру и актера - делай что хочешь, он рад, а с камерой надо учиться общаться. Да, а перед встречей с жюри был же еще Синий ковер. Но это было очень быстро - минуты 2, не больше. Фанатов жалко: это были мальчики-девочки с атрибутикой из ГП, они там у «синего ковра» просидели почти 2-е суток. Охранники не хотели, чтобы Алан останавливался с ними вообще, а он что-то им прошептал и пошел несколько автографов дать - ему их, наверное, тоже было жалко.
Этот день, наверное, станет самым сильным впечатлением в моей жизни, и не скоро еще выветрится из памяти. Немного жаль, что запись с пресс-конференции, которая оказалась выложена в сеть, обрывается за несколько вопросов до моего. Все, что я рассказала здесь, останется исключительно в моих воспоминания. Есть, конечно, еще пара кусочков видео на телефоне. Но это не то. С одной стороны, я, конечно, счастлива, потому что увидеть Алана – это то, о чем я и не мечтала, то, что свалилось на меня как огромная неподъемная радость. А с другой стороны, совершенно не понятно, как жить теперь. Потому что это воспоминание, оно нематериально, я сама иногда с трудом верю, что все это было на самом деле, а не приснилось. Да, я до сих пор чувствую его подбадривающий взгляд, потому что было очень страшно и очень волнительно. А я ведь осмелилась задать аж 2 вопроса, и очень боялась, что это слишком нагло. Поэтому спросила дрожащим голосом: «А можно еще один вопрос?» И он кивнул, и тут словно крылья выросли. И после этого, думаю, мне уже никогда ничего в жизни не будет страшно
Фотография слева сделана не мной, но на ней виден мой телефон:))) С британским флагом.
На этом приключения не заканчиваются, попозже напишу про Авантюру №2.

Обитель Ордена Снейпоманок (ООС)

главная